Про рождаемость, стабильность и современный мир

anlazz 20.01.2022 12:27 | Альтернативное мнение 47

Фото: Соцсети

Удивительно: но я еще помню, как в начале «ковидэпидемии» и связанных с ней «весенних локаутов» 2021 года были популярны шутки о том, что теперь-то рождаемость попрет вверх! Поскольку, будучи «запертыми в четырех стенах», супруги (или просто сожители), volens nolens, начнут интересоваться друг другом — с понятными последствиями. Ну, и вообще, во время роста напряженности для людей характерно стремление к размножению, поскольку это – «естественный инстинкт» и все такое. Но в реальности все пошло – разумеется – ровно противоположным образом. В том смысле, что рождаемость за время пандемии не просто упала – а упала, причем довольно резко.

Например, для Соединенных Штатов она с 1,7 рождений на женщину в 2019 году до 1,63 рождений на женщину в 2020 году. То же самое наблюдается и в Европе: скажем, во Франции – самой благополучной стране ЕС по данному показателю – он упал за год с 1,87 до 1,78. В целом же для разных стран рождаемость упала на 4-8%. То есть, «корона» только усугубила те процессы снижения воспроизводства населения, которые наблюдались по всему миру в последние два десятилетия. Выступив своеобразным «катализатором» идущего процесса. (Впрочем, не только в этом плане.)

Самое же главное: эпидемия, фактически, показала, что столь любимые «консерваторами» трудности и ухудшения на самом деле никакого позитивного значения в данном плане не имеют. В том смысле, что на «правом фланге» давно уже принято было говорить, что «народ зажрался» — т.е., увлекся потребительством и сладкой жизнью («секс, драгс и рок-н-ролл») – и поэтому не желает размножаться. А значит, надо поместить его (народ) в максимально жесткие условия – и тогда «попрет». Думаю, не надо говорить, что подобная идея крайне популярна на постсоветском пространстве. Этому не мешает даже то, что у нас уже была «практическая реализация» подобного падения в 1990 годы – с очевидным падением рождаемости практически до нуля. (1,16 в 1999 году.)

Равно как не мешает и то, что в современном мире количество рождений уменьшается практически по всему миру – включая страны даже не второго и третьего, а «четвертого» эшелона. Вроде Бангладеш, где за последние 20 лет тут коэффициент рождаемости упал с 3,1 до 2,1. Или, скажем, Индии, где случилась примерно так же трансформация. (В 2000 году к.р. был 3,31, в 2019 стал 2,2.) И даже в Черной Африке наметился перелом: скажем, в Конго за последние два десятилетия стали рожать на 11% меньше. (Хотя, конечно, в абсолютных цифрах данный показатель тут, все равно, остается высоким.) То есть – вопреки представлениям правых – даже у полных «бедняков» и «нищих» сейчас рождается меньше детей, нежели в недалеком прошлом.

Впрочем, это довольно очевидно, и только абсолютная иррациональность правых мешает им увидеть этот факт. (Который, кстати, был вполне выделяем задолго до нашего времени: любое ухудшение жизни в истории всегда роняло рождаемость.) Поэтому подробно обсуждать данный момент нет смысла. Гораздо интереснее в данном случае то, что, в общем-то, вопрос о том, что же обеспечивает рождаемость. Поскольку в текущем положении именно его разрешение является одним из самых главных задач, стоящих перед человечеством. Самое же интересное в данном случае – то, что ответ на него имеется, и этот ответ совершенно не сложен.

И состоит он в том, что проблема воспроизводства человека очень тесно связана с тем, что можно назвать «стабильностью». Разумеется, это слово в данном случае не совсем точно, поскольку речь идет не столько о постоянстве текущих трендов, сколько об их определенном направлении. Однако, в целом, тут важно именно возможность просчитывать человеком своего будущего на определенное время. Причем, просчитывать без особых усилий, на уровне «обыденного мышления», поскольку заниматься подобными вещами должны не «специально подготовленные люди», а те самые граждане, которые, собственно, и должны воспроизводиться. Именно так и было в течение всей человеческой истории, когда, по сути, каждый представитель homo sapiens был уверен в том, что «завтра будет то же самое, что и сегодня». (Ну да: «…Род проходит, и род приходит, а земля пребывает во веки. Восходит солнце, и заходит солнце, и спешит к месту своему, где оно восходит…»)

Разумеется, были в истории и времена, когда подобный порядок нарушался, когда падали царства и разрушалась «нормальная жизнь». Но как раз тогда рождаемость падала до практического минимума. (Как во время конца Римской Империи.) И становилась ниже уровня практического воспроизводства – что приводило к абсолютному уменьшению населения. Поэтому, скажем, в той же Италии 3 века н.э. жило порядка 7 млн. человек, а в Италии 7 века н.э. – 5 млн. человек. А в Греции уровня населенности времен Античности достичь сумели, вообще, только в 19 веке! Так что «демографическая убыль» — явление отнюдь не современное.

И даже в условиях традиционного общества, «темноты населения» и высокой бедности – то есть, того, что правыми считается благоприятствующими размножению – непредсказуемость мира всегда вызывала «демографическую катастрофу». Более того: «демографическая реакция» прекрасно прослеживается и на более «мелкие» события – будь то неурожаи, эпидемии или, скажем, переполнение «трудового рынка» (как это случилось в той же Европе XIV века). В том смысле, что число рождений во времена подобных событий однозначно падало – несмотря на традиционную мораль и отсутствие средств предохранения. (И да: речь идет именно о снижении рождаемости, а не только о росте смертности – что зафиксировано в тех же церковных книгах.) Просто потому, что никаким «основным инстинктом» желание размножаться не является: у человека вообще нет инстинктов, его жизнь на 99% определяется социальными факторами.

Так что – если уж говорить прямо – в «плохие времена» исчезала сама потребность в половых актах, падало количество браков и повышался (!) возраст вступления в них. (Да, повышение брачного возраста – это не «изобретение» XX века.) И наоборот: когда мир – с т.з. среднего его «обитателя» — «успокаивался» и приобретал известную прогнозируемость, число рождений начинало расти. Причем, при этом был важен не столько сам уровень жизни: скажем, в «постримский период» — в том же VII веке н.э., когда начался подъем рождаемости после спада – этот уровень был ниже, нежели в V веке. Но жизнь обрела свою предсказуемость – и пошел рост, несмотря на то, что в абсолютных величинах жить стали хуже.

Впрочем, был тут и еще один важный фактор, который так же играл – и играет – значительную роль в подобных изменениях. А именно: величина «горизонта планирования», или, даже, «горизонта мировосприятия» у населения. Проще сказать: чем меньше человек знает – тем легче он размножается. Потому что не может оценить ни настоящего, ни будущего — просто не будет задумываться над этим. Так что в этом плане правые действительно правы: «темнота» действительно есть благо с т.з. демографии – но «темнота полная». В том смысле, что невозможно получить рост рождаемости только при отсутствии знания той же физики или классической литературы. Поскольку для этого надо просто лишать людей любой информации – вплоть до исчезновения возможности читать или смотреть новости. Вот тогда да: наступит вожделенный рост рождаемости. Правда, уровень квалификации полученных таким образом людей будет околонулевым – со всеми вытекающими особенностями. Вроде неспособности производить современные изделия – включая оружие – а так же неспособности к действиям в современных условиях. Включая и такой вид «действий», как война.

Если же этого не будет, то не поможет никакое снижение уровня жизни и прочие ухищрения: нестабильность мира будет, в любом случае, проникать в жизнь и заставлять отказываться от новых рождений. Получается «вилка»: можно получить или много личностей, непригодных для индустриального мира. Или же мало тех, кто хоть как-то для этого годится. (И да: «непригодные» — это не как многие современные мигранты. Нет, эти еще хоть как-то образованы – хотя процесс демонтажа даже этого образования идет. Это – как обитатели африканских племен, для которых даже «калаш» сложное оборудование.)

Впрочем, так всегда бывает в случае, когда «старый мир» падает. Так что не стоит думать, что «демографический кризис» будет разрешен: нет, это один из фатальных кризисов для текущего мироустройства, и «уйдет» он только с этим миром. (Причем много быстрее, нежели можно сейчас предположить. Поскольку помимо «ковида» будут еще более активные «катализаторы».) За которым придет совершенно иной мир – но об этом будет сказано уже отдельно…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Лента новостей

No top posts yet